|  | 

Киноклуб "Объектив"

«ИДИ и СМОТРИ»

img-responsive

Актеры и съемочная группа фильма Иди и смотри

  • Режиссер: Элем Климов.
  • Сценаристы: Элем Климов, Алесь Адамович.
  • Оператор: Алексей Родионов.
  • Композитор: Олег Янченко.
  • Художники: Виктор Петров, Элеонора Семенова.
  • Монтажер: Валерия Белова.
  • Актерский состав: Алексей Кравченко, Ольга Миронова, Любомирас Лауцявичюс, Владас Багдонас, Юрис Лумисте, Виктор Лоренц, Казимир Рабецкий, Евгений Тиличеев, Александр Берда и другие.

История создания фильма

В центре сюжета трагического фильма Элема Климова «Иди и смотри» — символ нацистских зверств: расправа в белорусской Хатыни. «Я тогда задумался: а ведь про Хатынь в мире не знают!» — говорил Элем Климов, объясняя свое решение снять этот фильм.

Война глазами детей — страшное зрелище, и Климов, ребенком эвакуировавшийся из пылающего Сталинграда, знал это как никто другой. Поэтому «Хатынская повесть» белорусского писателя Алеся Адамовича, ставшая отправной точкой для создания сценария, так остро и так мгновенно поразила режиссера.

«Убейте Гитлера» — так изначально назвал свой фильм Элем Климов, и это название звучало призывом к искоренению зла, мгновенно отделяя немцев от нацистов. Но позже, когда худсовет Госкино категорически запретил использовать имя Гитлера в названии советского фильма о войне, на ум режиссеру пришли строки из Апокалипсиса, в которых была фраза: «Иди и смотри». Так появился беспрецедентный и безапелляционный фильм о бессмысленной жестокости, которую невозможно пережить. Фильм, который сам Элем Климов назвал «мольбой о мире».

Как и любой подобный взгляд на реальность, картина имеет сложную творческую судьбу. Фильм запустили в производство еще в 1977 году, но на этапе выбора натуры и подбора актеров он был закрыт из-за категорического отказа Климова убирать из сюжета тяжелые, жестокие, но ключевые сцены; закрыт с «неоперабельными» для советского времени диагнозами — «пропаганда эстетики грязи», «натурализм», «смакование».

Много лет продолжалась борьба режиссера за свой фильм, и только в 1984 году, не поступившись ни одним кадром, Элем Климов вновь приступил к съемкам. Съемки фильма начались в 1984 году, когда многие ожидали, что холодная война может в любой момент перейти в горячую фазу. В связи с этим Элем Климов решил напомнить, что война – это не только красивая форма, душевные песни и слезы счастья, а бесконечный ужас.

Актерский состав

После многолетнего простоя все приходилось начинать сначала. И одной изглавных проблем стал подбор актеров. Элем Климов категорически отказывался брать на главную роль профессионального актера, чтобы привычка защищаться от переживаний не препятствовала необходимой режиссеру правдоподобности. Творческая группа искала простого мальчишку лет четырнадцати. Так на съемочной площадке появился Алексей Кравченко. Он попал на пробы случайно, пришел поддержать друга, но, разыгрывая этюд «смерть матери», так убедительно заплакал, что сомнений никаких не осталось: это он — мальчишка, ставший за время войны стариком.

Он намеренно собирал команду непрофессиональных актеров с расчетом на то, что неопытные люди не смогут абстрагироваться от происходящего на площадке, а значит, продемонстрируют настоящие эмоции. На роль Флеры пробовались около сотни подростков, однако в фильм попал 14-летний Алексей Кравченко. Отбор он прошел суровый.

«Хорошо помню первое задание еще до проб. Мне сказали: «Твоя мама умерла. Какой будет твоя реакция?» Я плакал, приговаривал: «Мама, мамочка!» Видимо, у меня все получилось, потому что на следующий день я ехал на киностудию «Мосфильм» знакомиться с Элемом Климовым. Он сказал, что надо посмотреть документальный фильм, и если мне станет плохо, страшно, неприятно, то можно встать и выйти. Это была трехчасовая хроника из концлагерей. Таких кадров я еще не видел, поэтому иногда зажмуривался, но все же досмотрел до конца. После сеанса Элем Германович предложил мне попить чай с тортом, но я просто не мог есть, поэтому отказался. Видимо, такой реакции он и ждал, потому что после начались пробы», – вспоминает Алексей Кравченко.

Содержание фильма Иди и смотри

Шестнадцатилетний белорусский мальчишка Флориан (или просто Флера) не может спокойно смотреть на то, как фашисты зверствуют на его родной земле. Флера решает уйти в партизаны и примыкает к партизанскому отряду, где знакомится со своей ровесницей – девочкой по имени Глаша.

Вскоре приходит время боевых действий и партизаны оставляют подростков в лагере, отказав им в участии в серьезной операции. В ответ немцы устраивают жестокую контракцию и уничтожают весь партизанский отряд. В живых остаются только Глаша и Флера, которым удается спрятаться в лесу. Но когда дети возвращаются в родную деревню, они понимают, что гнев фашистов коснулся и мирных жителей – деревня опустела, в ней никого не осталось. Вскоре подростки находят спасшихся жителей деревни, но среди них нет матери и сестер Флеры – они погибли во время немецкого налета. Чувствуя себя виновным в произошедшем, мальчик пытается покончить с собой, но его спасают односельчане.

Теперь для Флеры начинается новая жизнь – полная страданий, боли и отчаяния. То, что он увидел в родной деревне – только начало целой череды ужасов, которые предстоит пережить подростку.

Особенности съемок

Это, наверное, были самые удивительные съемки. В 120 километрах от Минска, в Березенском заповеднике, разматывалась тяжелая нить повествования. На съемочной площадке дежурили психологи и кареты скорой помощи, а вокруг свистели настоящие боевые пули и взрывались боевые гранаты.

«Иди и смотри» начинается с растерянного свидетельского показания — взгляда и криков деревенского мужика. За случайными свидетелями появляюется главный герой, который до самых титров будет идти и смотреть. Флёра (Алексей Кравченко) — постепенно теряет способность реагировать на мир и начинают волочиться вперед, впившись глазами в эту самую невыносимость. Флёра по-мальчишески собирается в приключение, не зная: впереди — то, что его прожует и выплюнет. Фильм Климова —показывает не уже наступивший кошмар, а то, как он наступает, как подкрадывается и залезает под кожу. То, как кошмар становится тотальным, то есть отменяет границу между смотрящим и его объектом. Флёра смотрит на опустошенный дом, на обгорелые тела, на пытки, на изнасилование, на массовое сожжение, на своих убийц, на детскую фотографию Гитлера — и прямо на зрителя. К финалу границы между всеми этими частями страшного оркестра не остается; горячий сплав из увиденного заливается прямо в зрителя, поэтому и он теряет способность отличать себя от увиденного. Боль, как и страх, стирает границу между телом и вторгающимся.

В финале совместно прожитое героем и зрителем достигает предела — и тут же начинает сворачиваться: подобно тому, как боль перетекает в онемение. Нацистские видеохроники перематываются назад, и Флёра планомерно расстреливает лики смерти. Когда же перед глазами встает детская фотография Гитлера, герой замирает — причем не столько перед проснувшимся милосердием, сколько перед невозможностью повернуть время вспять и до конца избыть травму.

Смотреть невозможно, но нужно

«Казалось бы, на военную тему уже создано немало фильмов. Но Элем Климов в фильме «Иди и смотри» сумел найти свой, неповторимый ракурс: война как безумие, как противоестественное, античеловеческое состояние. Два юных героя фильма — Флера и Глаша мечутся в аду крови и огня, с канцелярским сарказмом названном нацистскими карателями «акцией по борьбе с партизанами»… Многие кадры картины смотреть нелегко — ужасна кровавая вакханалия эсэсовских палачей, крики горящих заживо, корчащихся под ударами прикладов стариков, женщин, детей… И даже редкие кадры, дышащие покоем и безмятежностью природы, кажется, изнутри наполнены взрывным зарядом. Танцующая под струями дождя Глаша, на которую завороженно смотрит главный герой, в любую минуту ждет беды. Грохот немецких бомб, чавканье коварной трясины болот, свирепый лай овчарок – все это сливается в фильме в страшную симфонию смерти. Но эта картина – не апокалипсическое видение безысходности. Картина гуманистична по своей глубинной сути. Это гневный приговор войне. Ее безумие показано глазами подростка. Алеша Кравченко играет эту роль на пределе человеческих возможностей, словно пропуская сквозь себя испепеляющую молнию страдания и ненависти. В финале фильма Флера исступленно стреляет в портрет Гитлера, брошенный кем-то в дорожную грязь. Еще и еще раз раздаются выстрелы, в промежутках между которыми словно оборачивается вспять история Германии. Документальные кадры возвращают нас в тридцатые, потом — в двадцатые годы… Вот Гитлер в начале карьеры. Вот он — мальчик. Вот -младенец. И тут Флера опускает винтовку. Он ненавидит этого толстощекого малыша. Он знает его будущее. Но не может выстрелить. Захлебываясь слезами, пытается нажать на курок. Но не может… Такая метафора, такой емкий художественный образ доступен лишь подлинному Мастеру…»

Александр Федоров

Еще больше пугают слова Элема Климова: «Фильм получился сдержанный… Там можно было такого наворотить… Но это точно уже никто не стал бы смотреть».

Воспоминания о тяжелых съемках Алексея Кравченко

Поскольку фильм переполнен просто ужасающими сценами, Элем Климов всерьез беспокоился за эмоциональное здоровье актеров, особенно 14-летнего подростка.

«Меня направили к психотерапевту-гипнологу. В машине мне шепнули, что если гипнозу я не поддаюсь, то сниматься меня не возьмут. Я понял, что мне придется играть. Меня положили на кушетку, что-то говорили про тяжелеющие веки и голос, потом врач сказал: «Твоя рука поднимается» – и хлопнул дверью. Я понимал, что он никуда не ушел и опускать руку нельзя. Мне казалось, это длилось вечно, рука сильно затекла, но в какой-то момент врач скомандовал опустить руку, и испытание я прошел», – рассказал актер.

После врач часто приезжал на съемочную площадку, чтобы подготовить Алексея Кравченко к сложным сценам. «Мне это ужасно не нравилось. Опять были занятия с поднятием руки, еще помню, как я складывал руки в замок и меня за локти тянули в разные стороны. Через несколько месяцев, когда надо было снимать особо сложную сцену на болоте, в котором мой персонаж пытался покончить с собой, я попросил Элема Германовича обойтись без гипноза. Он согласился не сразу, потому что всерьез за меня переживал. В итоге сцену мы сняли с одного дубля», – вспоминает он.

Выделить особенно сложную сцену Алексей Кравченко не может, так как все девять месяцев съемок было сложно. Тем не менее особенно сильно его выматывали эпизоды на болоте, а также необходимость сниматься с умирающей на глазах коровой.

«В фильме есть сцена, где Флера лежит на только что застреленной корове, а потом пытается ее разделать, чтобы забрать мясо. Корова должна была умереть по-настоящему, для ее обстрела использовались боевые трассирующие патроны. Мне было ее очень жаль, но Элем Германович говорил, что она больная, что такая у нее участь. Когда начали стрелять, корова неожиданно встала на дыбы, а затем рухнула на то место, где я лежал. Все было, как в замедленной съемке, помню, как откатился, ведь вставать было нельзя – стрельба продолжалась. Не помню, как оказался на коленях у абсолютно белого Элема Германовича, он прошептал: «Ползи к ней». И я в шоке вернулся к корове. Я даже плакать не мог от ужаса», – вспоминает актер.

Для того, чтобы привести подростка в чувство, режиссер договорился с офицерами, чтобы Алексея Кравченко прокатили на крыше танка на полной скорости по всем ухабам. «Это круче любых американских горок», – уверяет актер.

Ужас при просмотре усиливают и внешние изменения главного героя: если в начале фильма Флера выглядит, как обычный подросток, то к концу прекращается в седого, морщинистого старика.

«Меня гримировали по три часа, я очень часто засыпал. Носить грим было тяжело, особенно когда мне под глазами делали «рыбью кожу». В конце дня мне хотелось просто содрать с себя все это. Как-то меня за этим застали две бабульки и начали креститься. Я, конечно, пояснил им, в чем дело, чтобы не пугать. Тем не менее грим очень помогал настроиться на работу», – сообщил Алексей Кравченко.

Снова на экранах

В прокат «Иди и смотри» вышел в 1985 году, и публика приняла работу очень тепло. В кинотеатрах фильм посмотрели почти 30 миллионов человек. После его показали еще в 11 странах мира, включая США. Картина получила россыпь различных наград и завоевала любовь подавляющего числа критиков, причем не только советских.

«Мосфильм» решил вернуть на большие экраны легендарную ленту, и в 2017 году отреставрировал ее. Шесть специалистов-реставраторов группы компьютерной графики киностудии работали около 2,5 месяца. 6 мая 2017 года картина «Иди и смотри» снова транслировалась в кинотеатрах.

Отметим, уже отреставрированный фильм в том же 2017 году стал победителем в секции Venezia Classici в рамках 74-го Венецианского кинофестиваля. Лента соперничала с 20-ю шедеврами мирового кинематографа, среди которых работы Микеланджело Антониони, Бернардо Бертолуччи, Милоша Формана и других выдающихся режиссеров.

Фильм «Иди и смотри» вышел на экраны летом 1985 года и был приурочен к 40-летию Победы в Великой Отечественной войне. Три года после премьеры фильм демонстрировался в различных европейских странах, поражая зрителей своей пронзительностью и правдоподобностью. Однако нашлись и критики, в основном представители западной прессы, которые обвиняли режиссера в затянутости сюжета, в ненужном давлении на психику, в чрезмерно суровом изображении нацистов. Так ли это на самом деле — каждый человек будет решать для себя сам. Одно очевидно: «Иди и смотри» — это фильм о том, что больше никогда не должно повториться.

НАГРАДЫ, ПРИЗЫ

— 1-й приз «Золотая пластина» на ХХV МКФ в Авелино, Италия, 1985 г.;

— Главная премия на I МКФ в Трое, Португалия, 1985 г.;

— Главный приз на XIX ВКФ в Алма-Ате, СССР, 1986г.

— Золотой приз и приз ФИПРЕССИ на XIV Московском МКФ, 1985г

idi-i-smotri

ОБ АВТОРЕ