|  | 

Заседание клуба "Встреча со старой пластинкой"

«Мы от любви зависим….»

img-responsive

Здравствуйте, дорогие гости! В рамках Литературно-музыкального клуба «Встреча со старой пластинкой» приглашаем Вас,  на мероприятие, посвященное 80–летию популярного певца советской эстрады Валерию Ободзинскому.

Феномен Валерия Ободзинского заключался в своеобразной, самобытной манере пения, не похожей ни на кого. Ободзинский серьезно не учился пению. По сути он — самородок с сильно развитым от природы музыкальным чутьем, слухом, с приятным, ласковым тембром голоса. В его репертуаре преобладала любовная лирика. Он пел о том, что дорого сердцу каждого человека. Можно сказать, что он пел сердцем. Пение Ободзинского было всегда прочувствованным, страстным. Всё это магически действовало на слушателей, особенно на чуткие женские сердца.

С 1967 по 1977 годы, Валерий Ободзинский был одним из самых популярных певцов Советского Союза.

Юные годы

Он родился 24 января 1942 в оккупированной немцами Одессе на улице Петра Великого (ныне Дворянской), в доме 33. Семья у него была очень простая. Бабушка Домна Кузьминична работала дворничихой, папа служил в милиции, а мама была домохозяйкой. Недалеко от его дома была консерватория, и маленький Валера вырос под звуки репетиций, и пение будущих артистов. Уже в раннем детстве проявилась его музыкальность, когда он повторял на слух услышанные отрывки из оперных арий и романсов, и часто срывал аплодисменты слушающих его концерты соседей по двору.

Валерий Ободзинский в детстве

Вскоре этот талант молодого Валерия нашел применение, правда с криминальным оттенком. Компания местных малолетних воров, использовала талант Ободзинского, который отвлекал публику своим роскошным пением популярных шлягеров тех лет, а его друзья тем временем чистили карманы приезжих зевак. Заработанное потом делили поровну. Эта воровская среда еще с пяднадцатилетнего возраста приобщила Ободзинского к пагубной привычке потреблять алкоголь.

В семнадцатилетнем возрасте Валерий попал в фильм «Черноморочка», где сыграл небольшую эпизодическую роль музыканта из оркестра.

Валерий попал в фильм «Черноморочка»

После школы Валерий работал кочегаром на старом судне, а потом массовиком-затейником на комфортабельном «Адмирале Нахимове», участь которого в будущем будет столь плачевна.

«Адмирале Нахимове»

Творческий путь

В 1961 году Валерий Ободзинский исчез из города, и обнаружился в Томске. Вскоре он стал жить со студенткой иняза Нелли Кучкильдиной, с которой познакомился на концерте в Иркутске. Долгое время время между молодыми влюбленными велась переписка, а потом Нелли переехала в Томск к Валерию. Через некоторое время они поженились. После свадьбы он твердо пообещал, что бросит пить, и слово свое сдержал. В этом браке у них родились две дочки — Анжела и Валерия.

Валерий Ободзинский и Нелли Кучкильдиной

Несколько лет Валерий как солист томской филармонии ездил с гастролями по всей стране. Там он числился как контрабасист и вокалист.

Ключевой стала случайная встреча с Павлом Шахнаровичем в Норильске, которому очень понравилось выступление Ободзинского. Именно он рекомендовал его в московские джазовые коллективы, а в последствие стал его импресарио, и концертным администратором.

Когда Валерий появился в Москве и был на прослушивании в оркестрах Эдди Рознера и Олега Лундстрема, выяснилось, что он совершенно не знает нот. Валерий как вокалист был самородок. Может благодаря его необученности голос звучал столь самобытно, ибо не был причесанным никакой школой.

С Лундстремом Ободзинский работал почти три года, с 1964 по 1967 годы. На международной эстраде Валерий впервые заявил о себе в 1967 году на фестивале в Болгарии с песней Карадимчева «Луна на солнечном берегу». Этот момент был решающим в карьере Валерия Ободзинского. После фестиваля он стал известным на всю страну.

песня в исполнении В. Ободзинского «Луна на солнечном берегу»

В 1967 году Валерий ушел из ансамбля Лундстрема и создал свою сольную программу, с которой совершил поездку по городам Урала и Сибири. С сентября он стал солистом Донецкой областной филармонии и джазового ансамбля под руководством Бориса Рычкова. Этот коллектив за три года объездил с аншлагами всю страну.

Его песни распевала вся страна. Его хиты звучали с миллионов пластинок и магнитофонных записей: «Эти глаза напротив», «Восточная песня», «Дождь и я», «Фиалки», «Вечная весна» и другие. Плодотворная работа была у певца с начинающим композитором Давидом Тухмановым и поэтом Онегиным Гаджикасимовым. Последний написал стихи почти к половине репертуара певца, и его с Валерием связывала долгая дружба.


песня в исполнении В. Ободзинского «Эти глаза напротив»
песня в исполнении В. Ободзинского «Восточная песня»
песня в исполнении В. Ободзинского «Дождь и я»
песня в исполнении В. Ободзинского «Фиалки»
песня в исполнении В. Ободзинского «Вечная весна»

Тяжелый момент в судьбе коллектива наступил в 1971 году. На концерт Ободзинского пришел министр культуры РСФСР Попов и был шокирован «западничеством» певца. Попов издал распоряжение, запрещающее певцу работать в РСФСР. Оставались только союзные республики. Длилось это около года. Однажды на его концерт пришел заведующий отделом культуры ЦК КПСС Шауро. Шахнарович предложил ему выйти на сцену и «выдать на всю катушку», а затем замолвил за певца слово перед всесильным человеком. Ободзинского «реабилитировали».

Первая же пластинка Валерия Ободзинского, которая вышла в конце 60-х, сразу же стала раритетом. Было продано 13 миллионов экземпляров, государство заработало на них около 30 миллионов. Интересно, что сам певец получил с этого тиража всего 150 рублей!

В 1971-1973 годах новый председатель Гостелерадио Сергей Лапин устроил настоящую чистку кадров советской эстрады. Блюдя «чистоту расы», очень ревностно подходил к певцам еврейской национальности, и самолично контролировал их появление на голубых экранах.

Ободзинского Лапин тоже почему-то считал евреем, хотя тот был наполовину смесью русского с украинцем, наполовину — поляком. Сам Валерий отреагировал на это с горькой иронией: «Надо же папа и мама у меня русские, а я оказывается еврей».

Сергей Лапин тогда же перекрыл дорогу Ободзинскому на телевидение. Сохранилось мало ценных видеоматериалов. Хотя снимали Ободзинского очень много. Этот факт даёт повод считать, что по приказу Лапина видеозаписи Валерия Ободзинского были уничтожены. Или на плёнку с Ободзинским записали кого-то другого. В результате сегодня в фондах телевидения не осталось ни одной записи выступления Ободзинского, кроме новогоднего «Огонька» 1968 года, где он поёт «Дремлет море в ночи». И только недавно всплыли в очень плохом качестве записи песен «Фиалки», «Вокализ» и «Луна на солнечном берегу».

«Дремлет море в ночи» новогодний «Огонёк» 1968г.

Непростое наступило время в биографии артиста. В верхах о Валерии уже сложилось мнение как о несерьезном певце, репертуар и манера которого не соответствуют «величию эпохи». Но помог Никита Богословский, который написал хорошую статью о Валерии. Мэтр эстрады Никита Богословский заступился за певца 22 марта 1974 года в газете «Советская культура» была опубликована его статья под заголовком: «Давайте замечать хорошее!».

Это был удивительный документ эпохи, свидетельство того, как жилось артистам в условиях цензуры. Никита Богословский пишет: «Валерия Ободзинского мы давно не слышали на столичных площадках. Несколько лет назад он был справедливо подвергнут серьезной критике, в основном за дешевую манеру исполнения, за легковесность репертуара. Последний концерт сказал о многом. Артист явно пересмотрел свои творческие позиции. За исключением двух-трех произведений, репертуар его отмечен хорошим вкусом, постепенно складывается индивидуальный творческий почерк певца, своя манера. Во всем ощущаются самокритичность, требовательность к себе. В программу было включено небольшое попурри из недавних шлягеров Ободзинского. И нужно сказать, что оно прозвучало на фоне новых работ довольно бесцветно. Ясно, что «Эти глаза напротив» отошли в прошлое…». Далее мудрый мэтр прибег к ссылкам на авторитеты: «…Ободзинский много и плодотворно работает с композитором Давидом Тухмановым. Следует упомянуть необычную по форме, мелодически изобретательную песню «Играет орган» (слова Михаила Пляцковского). Тепло и выразительно прозвучали отличные песни «Мелодия» Александры Пахмутовой (слова Николая Добронравова), «Гляжу в озера синие» Л. Афанасьева (слова Игоря Шаферана), «Колдовство» А. Флярковского (слова Леонида Дербенева) и особенно — прелестная песня Эдуарда Колмановского «Алеша» (на стихи Константина Ваншенкина)».

Андрей и Никита Богословские

Мэтр пробил новую колею в творчестве Валерия Ободзинского. Вышло несколько пластинок, где он поёт песни на музыку Никиты Богословского и его сына Андрея Богословского. Правда, сам Валерий был не очень доволен этим репертуаром, понимая, что время Богословского уже прошло, и что его гармонии не идут в ногу со временем.

Но всё же это была уже новая светлая полоса, и легальная возможность гастролей и концертов в Москве. Эти три года В. Ободзинский сотрудничал с оркестром «Верные друзья», много с ними концертировал по стране. Тогда же в 1973 году он получил звание заслуженного артиста Марийской АССР, что давало ему возможность работать на повышенной ставке исполнителя.

оркестр «Верные друзья»

В семидесятые годы он активно сотрудничал с кинематографом. В фильме «Золото Маккенны» исполнил песню «Старый гриф-стервятник», которая стала невероятно популярной в СССР, и которую тогда пела вся страна. Доходило до того, что публика срывала концерты, крича уже вначале «Хорош базарить, Макенну давай!», и когда артист пел ее, то зал начинал ему подпевать, а потом требовали её исполнения еще и еще. Яркая работа получилась у Валерия Ободзинского в фильме про десантников «Между небом и землей», где он исполнил пять песен на музыку А. Зацепина. Хорошие получились песни Раймонда Паулса в его исполнении в фильме «Большой янтарь». Голос Ободзинского звучит в фильме «Русское поле», «Тайник у красных камней», «Молчание доктора Ивенса», «Весенняя мелодия», «Моё дело». В 1976 году Валерий Ободзинский осуществил запись песни «Где же ты мечта» к фильму Н. Михалкова «Раба любви». Но режиссёр потом заменил эту прекрасную запись, посчитав голос Е. Камбуровой более подходящим.

Падение артиста

Всё шло неплохо до начала 1977 года. В Новый год Валерий опять начал пить. Вышел из пятнадцатилетней завязки. Таким образом, он открыл новый пятнадцатилетний период своей жизни. Если период с 1961 по 1976 можно назвать периодом взлёта, то период с 1976 по 1991 год, можно назвать периодом падения.

Интересен рассказ об этих годах Михаила Бакальчука: «В советские годы я работал в Росконцерте, вел большие программы звезд отечественной эстрады. В них были задействованы все: Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон, Эдуард Хиль, Лайма Вайкуле: перечислять не имеет смысла. Помнится, работал с популярным тогда ВИА «Красные маки». Одно отделение — этот ансамбль, другое — кто-то из наших звезд. Здесь было много программ с Валерием Ободзинским. Мы работали вместе в Запорожье, в Донецке, в российских городах — уже после каких-то скандальных моментов, связанных в его биографии с Москвой. Валерий был не очень частым, но всегда желанным гостем в Одессе. Выступал здесь в филармонии, в зале Русского театра. Не люблю вспоминать негативные моменты, но: Уже тогда Валерий был: никакой.

Еще с 1978 по 1982 гг. певец худо-бедно выступал. А в 1983 году Ободзинский осилил всего лишь один концерт в Москве. А в 1986-м ушел со сцены и исчез в одночасье.

Не лучшим было это время и для личной жизни артиста. В 1978 году, Валерий расстался с Нелли. Не сложились у него отношения и со второй законной женой Лолитой Кравцовой. Лолита была дочерью капитана пассажирского круизного лайнера «Азербайджан». Молодая, красивая девушка не смогла тянуть на себе спивающегося артиста, который к тому же уже страдал и кодеиновой зависимостью от таблеток. Пошли измены, и Валерий оставил ее. Вскоре он возвращается к Нелли и они вторично сочетаются законным браком. Но через несколько лет, Нелли и Валерий окончательно расстались. Ободзинский ушел из дома, как говорят, с одним чемоданом, оставив Нелли и детям квартиру и все имущество.

Народ стал сочинять немыслимые небылицы про Ободзинского. Одни утверждали, что он живёт теперь в Америке, другие утверждали, что он подался в Израиль, третьи уверяли, что он сидит в тюрьме. Часто всплывала новость, что Ободзинский умер.

Между тем Валерий Ободзинский жил в Москве. Точнее не жил, а существовал. Часто меняя квартиры и подолгу живя у своих знакомых. Ибо своей квартиры у него уже не было. В конце концов он нашёл себе пристанище на галстучной фабрике, где жил и работал сторожем. И пил почти каждый день.

Возвращение

И вот в июле 1991 года судьбе угодно было послать Ободзинскому воскрешение в лице Анны Есениной. Это был последний и довольной счастливый период жизни великого певца. К сожалению он длился всего 6 лет. Анна работала библиотекарем, и была страстной поклонницей певца еще с 70-хгодов. Она не пропускала ни одного его концерта в Москве, и часто ездила за артистом в другие города.

Анна Есенина была «профессиональной» фанаткой. Ее самозабвенное преклонение перед любимым певцом неожиданно для нее самой обернулось чем-то гораздо более серьезным. В 80-е годы Анна работала костюмером у Бориса Рубашкина и Аллы Баяновой. Она работала с артистами, чтобы быть ближе к миру своего кумира.

Валерий Ободзинский и Анна Есенина

В 1991 году Анна Есенина нашла Ободзинского в ужасном состоянии. Помогла ему встать на ноги, и принять нормальный, человеческий облик. Много времени Анна посвятила восстановлению здоровья Ободзинского. У певца был уже к этому времени сахарный диабет, и другие функции организма требовали лечения. Анна носилась с ним по докторам. Обретя поддержку Валерий вновь почувствовал вкус жизни, и перестал пить. Но наотрез отказывался выйти на сцену, и не поддавался на уговоры своей новой гражданской жены. Он говорил, что очень рад своей другой жизни, и хочет жить простым мужиком, с обычными мужицкими радостями.

Но Анна смогла проломить эту стену. Очень помог композитор и аранжировщик Дмитрий Галицкий, бывший клавишник группы «Синяя птица», который стал сотрудничать с Ободзинским в этот период. В 1992-93 годах певец записал у него на студии новый альбом по песням Вертинского «Дни бегут».  Чуть позже при поддержке Д. Галицкого был записан второй альбом певца «Колдовские ночи».

С 1994 года певец возобновил свою концертную деятельность. И за последующие три года жизни дал довольно много концертов в Москве и в других городах. И везде публика встречала Ободзинского овациями. Злые языки рассказывали, что Муслим Магомаев и Лев Лещенко даже немного испугались такому бурному воскрешению артиста, — а вдруг Ободзинский поднимется на прежний запредельный уровень популярности, и будет им прямым конкурентом?

Конечно было не все гладко и в этот период творческого ренессанса артиста. Была неприятная история с одним бизнесменом, который подставил Ободзинского и Анну Есенину, и они чуть не загремели под уголовную статью. Слава Богу в органах нашлись порядочные люди и разобрались с этой ситуацией. Дело затянулось на полгода. Но певец этот случай пережил тяжело. И даже опять стал выпивать. После этого случая, Анна Есенина стала администратором Ободзинского и вела всю сложную бумажную деятельность, и не давала Ободзинскому подмахивать нечитаемые документы, и договариваться о концертах за своей спиной.

Один раз сбежал в Одессу, и она уже из печати узнала, что он в родном городе попал в больницу с черепно-мозговой травмой, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Она тут же поехала и привезла его домой.

Поразительно, но певец совершенно не потерял за это время голос. И ведь что удивительно, Ободзинский часто пел без фонограмм, что в то время считалось уже почти что нарушением общепринятых правил выступления. Конечно, бросалось в глаза как певец внешне изменился, и что глаза его уже не горят прежним огнём, но голос его по-прежнему очаровывал, и публика на его концертах плакала от счастья.

Уход из жизни

Валерий Ободзинский умер перед Пасхой, 26 апреля 1997 года. На похороны в ЦДРИ пришло около 300 человек. В том числе были известные люди: Борис Брунов, Олег Лундстрем, Лев Лещенко, Иосиф Кобзон. Панихида затягивалась… Анна Есенина вспоминала: «На гражданской панихиде в ЦДРИ не было конца речам о том, как все дружили с Валерой и как его любили. А там стояла на специальной подставке его фотография в рамке со стеклом. И вдруг она упала на пол, и стекло со страшным грохотом разлетелось вдребезги. После этого все сразу заткнулись. Таким образом Валера прекратил этот апофеоз уже оттуда, с небес».

Во время отпевания в храме священник сказал: «Умереть так, как он, мечтает каждый священнослужитель — он умер под Пасху. А это значит, что с него сняты все грехи».

интервью с Валерием Ободзинским 1994г.
В.Ободзинский — Попурри (Могилёв 1996)

Всем хорошего настроения и до новой встречи в нашем

литературно-музыкальном клубе «Встреча со старой пластинкой»!

my-ot-ljubvi-zavisim

ОБ АВТОРЕ