«Для любви не названа цена — лишь только жизнь одна»

 О той, кто жизнь дарует и тепло,
 Звучащее в напеве колыбельном.
 О той, кто нас в терпенье беспредельном
 Растит, лелеет, ставит на крыло.
 О матери...
 А. Шапхиев 

     Всего из нескольких букв сложено удивительно легкое в произношении, нежное по звучанию, глубокое по смыслу слово, согревающее душу каждого из нас. Мать - это начало всех начал, символ сохранения жизни на Земле, продолжения человеческого рода, достойная преклонения, любви и уважения.
    Что может быть на свете священнее имени матери!
    Человек, еще не сделавший ни шагу по земле и только начинающий лопотать, неуверенно и старательно складывает по слогам «ма-ма» и, почувствовав свою удачу, смеется, счастливый...
 Хлебороб, почерневший от бессонной работы, прижимает к пересохшим губам пригоршню такой же (почерневшей) темной земли, довольно родившей и ржи, и пшеницы, благодарно произносит: «Спасибо, кормилица-мать...»
    Солдат, наткнувшийся на встречный осколок и павший на землю, посылает слабеющей рукой пулю врагу «За Родину- мать!»
    Все самые дорогие святыни названы и озарены именем матери, потому что с именем этим связано и само понятие жизни.
    Слово «мама» - особое слово. Оно рождается как бы вместе с нами, сопровождает нас в зрелые годы, с ним мы уходим из жизни.
    Случайно ли, что ребенок, еще не умеющий говорить, раньше других слов произносит: «Мама»? Если мы обратимся к этимологическому словарю русского языка, то прочтем, что слово «мама» образовано самими детьми еще на стадии лепета удвоением слога «ма». Это слово почти одинаково произносится на многих языках: русском, болгарском, чешском, польском, литовском, албанском, армянском.
    Мы не можем помнить, как это было. Как, топоча на слабых еще ножках, мы тянули к маме руки и впервые сложили это трудное слово, первое слово на земле: «Мама!» Счастливая и гордая, мать прижимала к груди сына или дочь, целовала, давая самые нежные, самые ласковые имена.
    Нет ничего святее и бескорыстнее любви матери. С первого дня рождения ребенка мать живет его дыханием, его слезами и улыбками. Мать нужна ребенку. В этом смысл ее жизни, Любовь к малышу своему для нее также естественна; как цветение садов весной. Как солнце посылает свои лучи, согревая все живое так и любовь матери согревает жизнь ребенка.
    Белинский писал: «Нет ничего святее и бескорыстнее любви матери; всякая привязанность, всякая любовь, всякая страсть или слаба, или своекорыстна в сравнении с нею».
    Мать приобщает дитя к человечеству. В его уста она вкладывает родной язык, вобравший богатства разума, мысли и чувств народа. Она наполняет его духовной силой, помогает постичь вечные ценности. Не это ли держит мир?
    У матери самое доброе сердце, в котором никогда не гаснет любовь, самые ласковые руки, которые умеют все.
    Вот строки известных писателей о матери:
   

«Все мы, ее дети… любили ее больше чем сыновней любовью: до последних дней она играла исключительную роль во всей нашей духовной жизни»

А. А. Фадеев

«Моя мать не давала поутихнуть во мне догоравшему светильнику жизни; едва он начинал угасать, она питала его магнетическим излиянием собственной пищи, собственного дыхания»

С. Т. Аксаков

«Вы одни теперь предмет моей привязанности; одни, которые можете утешить печального, успокоить горестного. Вам посвящаю жизнь свою».

Из письма Н. В. Гоголя матери

«Горжусь… что имел подобную мать, ни о чем и ни о ком у меня мысль так не светла, воспоминание так не свято, как о ней»

И. А. Гончаров

   По отношению человека к матери народ меряет свое отношение к человеку. В устном народном творчестве русского народа облик матери приобретает пленительные черты хранительницы очага, работящей и верной жены, защитницы обездоленных, оскорбленных, обиженных. Эти качества материнской души отражены и воспеты в русских народных сказках, песнях, былинах, пословицах.
 
 При солнце тепло, а при матери добро.
 Мать кормит детей, как земля людей.
 Нет такого дружка, как родная матушка.

   Мы обладаем нашей родной литературой, так много сказавшей миру о Матери. Никакая другая литература не подняла материнство на такую высоту. Никто не выразил роль матери в жизни общества и отдельной личности поэтически сильнее и задушевнее, чем русские писатели - Некрасов, Толстой, Блок, Есенин.
   Женские образы матерей и жен прошлого являли собой нравственную опору семьи. В XVIII веке, например, существовал настоящий культ «матушки», о ней говорят с нежностью, к ее советам и наставлениям относятся с глубоким вниманием. А русские няньки, Арины Родионовны? Не случайно у А. С. Пушкина столько прелестных поэтических посвящений няне Арине Родионовне, которую, кстати, поэт называет нежно и бережно - «мамушкой». 
    Михаил Юрьевич Лермонтов рано остался без матери. В Тарханах долго помнили, как тихая, бледная барыня, сопровождаемая мальчиком-слугою, носившим за нею лекарственные снадобья, переходила от одного крестьянского двора к другому с утешением и помощью, - помнили, как возилась она с болезненным сыном. И любовь, и горе выплакала она над его головой. Мария Михайловна была одарена музыкальною душою. Посадив ребенка своего себе на колени, она играла на фортепиано, а он, прильнув к ней головкой, сидел неподвижно, звуки как бы потрясали его младенческую душу. Мать передала ему необычайную нервность свою.
   Память о матери глубоко запала в чуткую душу мальчика, как сквозь сон, грезилась она ему, слышался милый голос ее.
   «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если бы услыхал ее, она бы произвела прежнее впечатление. Ее певала мне покойная мать» (М. Ю. Лермонтов).
   Глубоко подавленная смертью дочери Елизавета Алексеевна Арсеньева перенесла на внука всю свою любовь и приязнь. Она видела в нем средоточие всего, что было отнято судьбой в лице ее мужа и потом дочери. Этот внук носил имя своего деда; умирающая дочь поручила ей беречь его детство. Кроме Миши у ней никого не осталось на свете. Елизавета Алексеевна старалась не расставаться с внуком; он спал в ее комнате, она наблюдала за каждым его шагом, страшилась малейшего нездоровья.
   Бабушке Арсеньевой долго не решались сообщить о смерти внука. Узнав о том, она, несмотря на все предосторожности и приготовления, вынесла апоплексический удар, от которого медленно оправилась. Веки глаз ее, впрочем, уже не поднимались. От слез они закрылись. Все вещи, все сочинения внука, тетради, платья, игрушки - все, что старушка берегла, - все она раздала, не будучи в состоянии терпеть около себя что-либо, до чего касался поэт. Слишком велика была боль.
 Елизавета Алексеевна Арсеньева
 Внука своего пережила...
 И четыре черных года
 Тень его
 Душу ей страдальческую жгла.
 Как она за Мишеньку молилась!
 Чтоб здоров был
 И преуспевал.
 Только бог не оказал ей милость
 И молитв ее не услыхал.
 И она на бога возроптала.
 Повелев убрать из комнат Спас,
 А душа ее над Машуком витала:
 «Господи, почто его не спас?»
 Во гробу свинцовом, во тяжелом
 Возвращался Лермонтов домой.
 По российским побелевшим селам
 Он катился черною слезой.
 И откуда ей достало силы –
 Выйти за порог его встречать...
 Возле гроба бабы голосили.
 «Господи, дай сил не закричать...»
 Сколько лет он вдалеке томился,
 Забывал между забот и дел.
 А теперь навек к ней возвратился.
 Напоследок бабку пожалел.
 А. Дементьев 
   Мать Федора Михайловича Достоевского, Мария Федоровна, урожденная Нечаева, происходила из купеческой семьи. Она мало походила на своего сурового мужа, обладала жизнерадостным характером, была хорошо образованна, много читала, любила поэзию, хорошо играла на гитаре и пела. К матери своей Федор Михайлович относился с необычайной нежностью и любовью и всегда вспоминал о ней с чувством благоговения.
  «Когда вспоминаю о Вас, любезная маменька, то на меня нападает такая грусть, что я никак не могу ее прогнать, если б Вы знали, как мне хочется Вас увидеть, я не могу дождаться сей радостной минуты» (Ф. М. Достоевский). 
  Светлым лучом в детской жизни Некрасова была мама - образованная, культурная, чуткая женщина. Может быть, ни один поэт не посвятил столько проникновенных строк своей матери, как Некрасов.
  Во всем противоположная своему мужу, Елена Андреевна горячо любила своих детей и посвящала им все время. Часто она читала детям сказки, рассказывала о великих писателях - Данте, Шекспире, знакомила их с бессмертными образами мировой литературы. Всеми силами старалась она оберегать детей от деспотизма мужа и не давала проникнуть влиянию пороков в их восприимчивые сердца. Когда в барской столовой раздавались пьяные голоса хозяина и гостей, Елена Андреевна уводила детей в дальние комнаты. Многие часы проводили они вместе. Не раз случалось им, обнявшись, плакать где-нибудь украдкой.
  К Елене Андреевне приходили искать защиты и помощи грешневские крестьяне, и она, как могла, помогала им. По свидетельству одного из старожилов Грешнева, однажды Алексей Сергеевич привязал жену в наказание за ее заступничество за крестьян к старой липе и категорически запретил кому-либо подходить к ней и облегчать ее страдания. Николай, несмотря на это запрещение, подходил к изнемогающей от летнего зноя матери и поил ее водой.
  Из тьмы детских переживаний Некрасову всю жизнь светили добрые и внимательные глаза матери. Она оказала огромное влияние на формирование взглядов Некрасова, на его духовное и нравственное развитие.
 Повидайся со мною, родимая!
 Появись легкой тенью на миг!
 Всю ты жизнь прожила нелюбимая,
 Всю ты жизнь прожила для других,
 С головой, бурям жизни открытою,
 Весь свой век под грозою сердитою
 Простояла ты - грудью своей
 Защищая любимых детей.
 И гроза над тобой разразилася!
 Ты, не дрогнув, удар приняла,
 За врагов, умирая, молилася,
 На детей милость бога звала.
 Неужели за годы страдания
 Тот, кто столько тобою был чтим,
 Не пошлет тебе радость свидания
 С погибающим сыном твоим?..
 Я кручину мою многолетнюю
 На родимую грудь изолью,
 Я тебе мою песню последнюю.
 Мою горькую песню спою.
 О прости! То не песнь утешения,
 Я заставлю страдать тебя вновь,
 Но я гибну - и ради спасения
 Я твою призываю любовь!
 Я пою тебе песнь покаяния,
 Чтобы кроткие очи твои
 Смыли жаркой слезою страдания
 Все позорные пятна мои!
 Чтоб ту силу свободную, гордую,
 Что в мою заложила ты грудь,
 Укрепила ты волею твердою
 И на правый поставила путь...
 Треволненья мирского далекая,
 С неземным выраженьем в очах,
 Русокудрая, голубоокая,
 С тихой грустью на бледных устах,
 Под грозой величаво-безгласная –
 Молода умерла ты, прекрасная,
 И такой же явилась ты мне
 При волшебно светящей луне.
 Да! Я вижу тебя, бледнолицую,
 И на суд твой себя отдаю.
 Не робеть перед правдой-царицею
 Научила ты музу мою:
 Мне не страшны друзей сожаления,
 Не обидно врагов торжество,
 Изреки только слово прощения,
 Ты, чистейшей любви божество!
 Н. А. Некрасов. Рыцарь на час 
   Этому «существу, столь любившему его», поэт остается верен всю жизнь. Огромный поэтический мир Некрасова вбирает в себя множество тем и проблем, но все его творчество как бы сцементировано идеей материнства. Мать - ведущий, главный, центральный положительный герой поэзии Некрасова. Именно Некрасову принадлежит образ огромной обобщающей силы «Родина-мать». Истоки его - в народном сознании, в отечественной истории. Летопись доносит до нас слова князя Олега (Вещего), который сказал о Киеве: «Се буди мати градом русьским».
  В Грузии при постройке дома устанавливают «мать-столб», на котором держится все: и основание, и пол, и крыша. Отождествление матери и родины мы встречаем и в фольклоре, и в произведениях многих писателей.
  Но выражения «Родина-мать», «матушка-Русь» связаны прежде всего с именем Некрасова. Это он своей чистой сыновней любовью к родине, всей своей жизнью и творчеством навечно утвердил кровную связь двух великих слов.
  Человек зовет мать и верит, что где бы она ни была, она слышит его, сострадает, спешит на помощь.
  Очень часто так и бывает. Материнский инстинкт столь силен, что женщины почти всегда «знают» о грозящей детям опасности. Прозорливость материнского сердца давно вошла в легенды, а случаи удивительных предвидений и предчувствий и по сей день остаются загадкой для ученых. 
  Известно, например, каким глубоким взаимопониманием и любовью были отмечены отношения Александра Блока с его матерью. Люди же, близко знавшие семью поэта, поражались способности матери и сына на расстоянии чувствовать тревогу и волнение друг друга. Один из современников вспоминает, как однажды в апреле 1921 года, дожидаясь Александра Александровича у него дома, он беседовал с его матерью. Внезапно голос Александры Андреевны начал падать, она стала безучастной к разговору и вдруг, обратившись лицом к двери, воскликнула: «Сашенька! что случилось с тобой?» А через несколько минут входная дверь резко хлопнула, раскрылась дверь в комнату и вошел Александр Александрович, бледный и взволнованный.
  Как выяснилось, он был очень расстроен тяжелыми впечатлениями дня. Его смятение передалось матери.
  «Детство мое прошло в семье матери... Здесь именно любили и понимали слово» (А. А. Блок).
  «Если ты с детства не научился смотреть в глаза матери и видеть в них тревогу или покой, мир или смятение, - ты на всю жизнь останешься нравственным невеждой», - предупреждал великий педагог В. А. Сухомлинский. Действительно, чуткость к матери непременно - и благотворно! - скажется на общем мировосприятии.
  Сама идея материнства, если осмыслить ее широко, как идею жизнетворчества и защиты жизни, способна дать благородное направление нашим мыслям и делам, сформировать самые существенные черты духовного облика.
  Может быть, наиболее наглядным примером здесь будет Сергей Есенин. В представлении читателей, мать - чуть ли не самое значительное лицо в его поэтическом мире. 
 Милая, добрая, старая, нежная,
 С думами грустными ты не дружись.
 Слушай - под эту гармонику снежную
 Я расскажу про свою тебе жизнь...
   Слушая горячую исповедь поэта, мы понимаем, что именно мать и заслуживает предельно искреннего душевного излияния, что она, как никто другой, побуждает человека к исповеди и очищению от всякой скверны.
 Разбуди меня завтра рано,
 О моя терпеливая мать!
 Я пойду за дорожным курганом
 Дорогого гостя встречать.
 Я сегодня увидел в пуще
 След широких колес на лугу.
 Треплет ветер под облачной кущей
 Золотую его дугу.
 На рассвете он завтра промчится,
 Шапку-месяц пригнув под кустом,
 И игриво взмахнет кобылица
 Над равниною красным хвостом.
 Разбуди меня завтра рано,
 Засвети в нашей горнице свет.
 Говорят, что я скоро стану
 Знаменитый русский поэт.
 Воспою я тебя и гостя,
 Нашу печь, петуха и кров...
 И на песни мои прольется
 Молоко твоих рыжих коров.
   Трепетно, священно для поэта чувство любви к матери. Он запечатлел ее в задушевных, сердечных строках. 
  Другой русский поэт Николай Рубцов рано остался сиротой. В 1942 году уходит на фронт отец, через месяц умирает мать - Александра Михайловна, главная опора и надежда своих детей.... 
  Сохранились мемуарные записи, которые сделал Рубцов в последние годы жизни. «Шел первый год войны. Моя мать лежала в больнице. Старшая сестра поднималась задолго до рассвета, целыми днями стояла в очередях за хлебом. Часто я уходил в безлюдную глубину сада возле нашего дома, где полюбился мне один удивительно красивый алый цветок. Я трогал его, поливал и ухаживал за ним всячески, как только умел».
  Интересно, что история с аленьким цветком воплотилась у поэта в прекрасное стихотворение.
 ...Этот цветочек маленький
 Как я любил и прятал!
 Нежил его, - вот маменька
 Будет подарку рада!
 Кстати его, не кстати ли,
 Вырастить все же смог...
 Нес я за гробом матери
 Аленький свой цветок. 
  Как скупо и трагично это звучит, как просто и близко к нашему времени. И опять оживают багровые отсветы пожарищ, воют, грохочут снаряды, слышатся крики и стоны, переворачивает душу детский плач... И над этим растерзанным миром - в молчаливой скорби стоит Мать... И снова и снова вспоминаются матери, не побоявшиеся отдать на алтарь Отечества самое дорогое, что у них есть - своих детей. 
  «Берегите матерей!» - провозгласил когда-то поэт Расул Гамзатов. Можно еще добавить: берегите матерей так, как они берегут нас! Этот призыв был бы красивым, но нереальным: то, что может мать, может только она. И все же... Благодарное стремление оградить ее от бед, дарить ей покой и радость ни на миг не должно покидать нас. При жизни их должны мы сказать матерям все доброе, что можно сказать и сделать для них все доброе, что можем сделать!..
  «Вся гордость мира, - сказал про мать Горький, - без солнца не цветут цветы, без любви нет счастья, без матери нет ни поэта, ни героя!»
  Не случайно эти слова о матери звучат как гимн самой жизни.
  Многие писатели и поэты были нашими собеседниками и сказали слово о матери. Думается, что под влиянием произведений о матери ваше «обращение» с людьми и миром всегда будет отмечено печатью высокой духовности и благородства.
 Прошу вас, берегите матерей,
 Теплом укройте от житейской вьюги,
 Их любовь во сто крат горячей,
 Чем друзей и любимой подруги.
 Материнской любви не объять,
 И канонов я здесь не нарушу,
 Коль скажу: «Мать готова отдать
 Свою ласку, нежность и душу».
 Мать возьмет на себя вашу боль,
 Все терзанья, смятенья и муки.
 Мать положит в дорогу хлеб-соль
 И протянет навстречу вам руки.
 Пусть за шалость накажет нестрого,
 Только ей никогда вы не лгите
 И во имя великого Бога
 Матерей своих берегите.
 Не оставьте их без участья,
 Сей наказ вы запомните, дети,
 Ведь не может быть полного счастья,
 Если мамы не будет на свете. 

Один комментарий к “«Для любви не названа цена — лишь только жизнь одна»”

  1. Всех мам с праздником! Пусть они нас радуют своим присутствием каждый день! Живите подольше и будьте здоровы!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *