У писателя только и есть один учитель — сами читатели

У писателя только и есть один учитель – сами читатели.

Н.В. Гоголь

Читатель, мой друг, каждая книга пишется для тебя.

Я могу убеждать издателя, могу спорить с редакто­ром, с критиками.

Но только твой приговор — настоя­щий и последний. Он, как говорят судьи, обжалова­нию не подлежит.

Расул Гамзатов

Всемирный день писателя отмечается практически во всех странах ежегодно 3 марта. Полное название этого праздника Всемирный день мира для писателя, который был учрежден по решению 48-го конгресса Международного ПЕН-клуба (International PEN Club), проходящего с 12 по 18 января 1986 года.

     Идея создания организации принадлежит английской писательнице Кэтрин Эми Доусон-Скотт (Mrs. C.A. Dawson Scott). Первым президентом ПЕН-клуба стал Джон Голсуорси (John Galsworthy).

ПЕН-клуб был основан в Лондоне в 1921 году. Название организации — аббревиатура, образованная первыми буквами английских слов Poets — поэты, Essayists — очеркисты, Novelists — романисты. Интересно, что аббревиатура в данном случае совпадает со словом pen — в переводе с английского — ручка. Это международное объединение писателей, которое, как сказано в Хартии ПЕН-клуба, «выступает в защиту принципов свободы информации внутри каждой страны и между всеми странами. Eго члены обязуются выступать против подавления свободы слова в любой ее форме в тех странах и обществах, к которым они принадлежат, а также во всем мире, когда это представляется возможным.

ПЕН-клуб выступает в защиту свободы печати и против произвольного применения цензуры в мирное время. ПЕН-клуб считает, что необходимое продвижение человечества к более высоким формам политической и экономической организации требует свободной критики правительства, органов управления и политических институтов.

     В 1923 году состоялся первый международный конгресс ПЕН-клуба в Лондоне, в то время пен-центры были созданы в 11 странах мира. Сегодня подобные центры действуют в 130 странах.

    Всемирный день писателя — сегодня отмечается во многих странах не только писателями, но и считается профессиональным праздником всех представителей «четвертой власти». Нередко к этому дню приурочены церемонии вручения различных литературных премий и чествование наиболее отличившихся литературных деятелей.

     Со всей ответственностью день 3 марта можно назвать и Всемирным днем читателей. Книгу создает автор, ее судьбу определяет читатель. У книги только один путь: к читателю. Если этот путь не проложен, книги нет, ее функции не осущест­вились.

Россия еще с советских времен была страной с народом-книгочеем, с людьми с книгой в руках. Переворот в этой области после победы Октября произошел коренной. Процент неграмотных в царской Рос­сии достигал 76, а среди женщин — 88. По переписи 1897 г., грамотой владели только 3,9% таджиков, 2,1% казахов, 1,6% узбеков, один из 140 туркменов и один из 180 киргизов. Более 40 народностей не имели пись­менности. В проекте речи для выступления больше­вистского депутата в Думе летом 1913 г. В.И. Ленин писал: «…Около четырех пятых детей и подростков в Рос­сии лишено народного образования!!! Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания,— такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России».

Данные переписи 1897 г. позволили ста­тистикам сделать вывод, что для достижения всеобщей грамотности при сохранении существовавших усло­вий понадобилось бы в Европейской России 120 лет, на Кавказе и в Сибири — 430 лет и в Средней Азии — 4600 лет. После Октябрьской революции советский народ решил эту задачу в два десятилетия. «Нам нужно громадное повышение культуры. Надо, что­бы человек на деле пользовался уменьем читать и писать, чтобы он имел что читать…» — говорил В. И. Ленин.

Совет­ский Союз стал страной сплошной грамотности.

Руководство Страны Советов всегда знали воспитательную, мобилизую­щую и организующую роль книги в формировании нового человека, в развитии и приумножении мате­риальных и духовных ценностей советского об­щества.

О количестве тиражей книг в СССР и росте читателей можно судить по следующему факту. Вскоре после войны, в 1949 г., в честь 150-летия со дня рождения А. С. Пушкина, Ака­демией наук СССР было завершено полное академи­ческое собрание сочинений и писем поэта. Оно вышло в 16 томах (20 книгах), в которых было собрано все написанное рукою Пушкина. Здесь содержались чер­новики и варианты, раскрывалась лаборатория твор­чества поэта. Разумеется, это издание, как и другие академические собрания сочинений классиков, рассчи­тано на подготовленного читателя — литературо­веда, педагога, студента литературного факультета и т. д. Тираж издания составил 20 тыс. экз., и это представлялось вполне естественным. Однако начатое через 10 лет академическое полное собрание сочине­ний И. С. Тургенева в 28 томах получило 180 тыс. подписчиков, а когда к 150-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского, в ноябре 1971 г., была объявлена подписка на полное академическое собрание сочине­ний и писем писателя, то 200-тысячный тираж этого издания был «разобран» буквально в два дня, и каж­дый, оформивший подписку, считал, что на его долю выпала большая удача.

    СССР был страной читателей! День, проведенный без кни­ги, считался потерянным: читали в городском транспорте, в парках, в читальных залах!

    Мировая книжная статистика на 1984 год свидетельствовала, что в целом на всем земном шаре суммарный тираж выпускаемых книг и брошюр составлял 8 млрд. экземпляров в год. Тираж книжных изданий СССР достигал ежегодно 2 млрд. экземпляров. Таким образом, легко убедиться, что во всем мире на каждого человека в среднем приходилось 2 новые книги в год, а у нас — более 7.

     В нынешней России ситуация с книжной индустрией печально глобально изменилась: многие издательства были закрыты за последние десятилетия, а тиражи издаваемых ныне книг редко превышают 3 тысячи экземпляров. В связи с низким уровнем заработных плат для многих граждан книги становятся роскошью. Подрастающее поколение за информацией обращается к электронным ресурсам и гаджетам, отодвигая бумажные носители на задний план.

Но пусть сегодня, в День писателя, звучит хвала книге: бумажной, оцифрованной, виртуальной! КНИГЕ!

  • …Как можно дышать без дуновения мира, который струится из книг?

                                                                                               Стефан Цвейг

  • Ах, если бы все прочесть, все узнать, все написать, все рассказать! Тогда я считал бы свой долг перед книгами, перед своей библиотекой, перед людьми выполненным.   Павел Наумович Берков
  • В обществе моих книг я испытываю большую ра­дость, чем короли мира.

                                                                                                  Джованни Боккаччо

  • …Да, книга — это гений:

над океаном строк

склонялись Маркс, и Ленин,

и Лермонтов, и Блок.

Меня учила бабка:

«Чтоб долю оправдать —

попробуй сад взлелеять

и вырастить ребенка,

и книгу написать!»

                  Л. С. Ваганова

  • Книги — одна из немногих истинных моих радостей!.. Конечно, нам кажется, что многое из прочитанного мы забываем,— но ведь это только так кажется. Про­читанное остается в нас бессознательно, переходит в плоть и кровь, как пища. Нам кажется, что мы многого не знаем, но мы действуем так, как будто знаем — и, право же, этого вполне достаточно!  Роберт Гамерлинг
  • Книга, достоинства которой заключаются в тонкости наблюдений над природой человека и вещей, не мо­жет перестать нравиться.  Клод Адриан Гельвеций
  • Книга пробуждает и воспитывает в человеке самые высокие душевные порывы, самые пленительные меч­ты. И мы, читая любимые книги, переживаем заново то, что пережито художником — их творцом. …И разве мы не чувствуем, что после хорошей книги мы стано­вимся лучше, богаче душой, умнее и благороднее?

                                                                           Федор Гладков

  • Поля весны — страницы книги новой,

Заставки к ней — зеленые леса

И горы, что уходят в небеса.

Миры весны — страницы книги новой.

                                                      Ашот Граши

  • Беседовать с писателями других веков — почти то же, что путешествовать.

                                                                                          Рене Декарт

     У каждой книги своя судьба. Одни зачитываются до дыр, к другим обращаются за справкой, а есть и такие, что пылятся на полках. Одни книги составля­ют эпоху в жизни читателя, другие оставляют едва заметный след. Книга — это включение «тысячелетней истории и бесконечности природы» в наш короткий век.

Книга живет только в процессе общения с читателем. Чувство отбора, выверенный вкус, столь необходимые каждому художнику, конечно же, нужны и читателю. И если это не врожденное качество, то вкус можно выработать, развить, поставить, как ставят певцу голос. Автор создает книгу, общество принимает или отвер­гает ее.

Творец книги — автор, творец ее судьбы — общество.

Так воздадим хвалу читателю пером писателей!

  • Страна читателей! Такой

История не знала.

Люблю твой вечный непокой

И поиск идеала.

Как попадешь — от букваря

Под власть печатной силы,

Идешь, ее боготворя,

До самой до могилы…

Обложка или переплет —

Как маленькая дверца,

Приоткрывающая вход

И доступ в область сердца.

                            Евгений Аронович Долматовский

  • С книгами обстоит так же, как с огнем в нашем очаге. Мы доста­ем огонь у соседа, поддерживаем его всегда горящим в своем доме, одал­живаем его другим, и он принадлежит всем.   Франсуа Вольтер
  • Настоящий читатель — это человек, который, беря книгу в руки… открывает себя, величайший дар при­роды в себе — талант сопереживания, талант чело­вечности. И если это порой случается, значит, книга сделала свое дело — стала мыслью, чувством, мечтами и поступками других людей. Значит, в чем-то она сможет — их усилиями, их волей — изменить народ, жизнь, мир к лучшему.

                                                                                                   Чинзиз Айтматов

  • А каждый читатель как тайна,

Как в землю закопанный клад,

Пусть самый последний, случайный

Всю жизнь промолчавший подряд…

                                                             Анна Ахматова

  • …Кто читает что-нибудь, уже гораздо выше того, кто ничего не читает.

                                                                                                 Виссарион Белинский

  • Перед началом всех дорог скрепи пожатьем рук

Знакомство с книгою, сынок,— вот спутник твой и друг.

                                                                                                 Xута Берулава

  • Такой читатель высшей читательской культуры, как специалист, почти сразу определит, следует ли ему читать ту или иную книгу. Настоящий читатель чаще обнаруживает книгу, близкую именно ему, как челове­ческой индивидуальности, свою, дорогую, кровную книгу, т. е. написанную как бы для него одного.  Константин Яковлевич Ваншенкин
  • Читатель, мой друг…

Если в моей книге ты увидишь мысль, которая ночева­ла уже раньше в чьей-нибудь другой книге, выбрось ее из своего сознания, как когда-то в горах выбра­сывали невесту после свадебной ночи, если она не сберегла до времени своей чести.

Если в моей книге ты найдешь верную мысль, под­черкни ее.

Если же найдешь неверную — подчеркни дважды. Если же ты обнаружишь хотя бы крупицу лжи, не медли, выбрось всю книгу целиком — она никуда не годится.  Расул Гамзатов

  • Одного только я желал бы просить у бога, это — чтобы у меня сохранилась жажда к чтению, которая служила бы мне подспорьем при различных обстоя­тельствах жизни, была бы источником счастья и нравственной поддержкой; защитой против всевоз­можных несчастий и превратностей судьбы.

                                                                                 Уильям Гершель

  • Чтение книг должно иметь целью научение и поучение, т. е. обогащение ума и сердца сокровищами, собран­ными гением человечества.

                                                                                           Антон Антонович Гинкен

  • Люди перестают мыслить, когда перестают читать.  Дени Дидро
  • Слезы, проливаемые читателями, текут всегда от люб­ви к добру и питают ее. Нет, нет! Дурные люди и рома­нов не читают. Жестокая душа их не принимает крот­ких впечатлений.   Николай Карамзин

Выбирать книги для чтения — великая наука и великое искусство. Что читать? Когда читать? Сколько можно и сколько нужно прочесть? Нет таких универ­сальных рецептов, да они, по-видимому, и не нужны. Можно обратиться к мудрым советам авторов или тонким наблюдениям читателей. А можно прийти в библиотеку, где бесплатно получить доступ ко всем сокровищам человеческой мысли.

В России в 1782 в Иркут­ске по ини­циа­ти­ве гу­бер­на­то­ра Ф. Н. Клич­ки бы­ла от­кры­та пер­вая про­вин­ци­аль­ная бес­плат­ная пуб­лич­ная биб­лио­те­ка. Ис­точ­ни­ком пер­во­на­чаль­но­го ком­плек­то­ва­ния её фон­да по­слу­жи­ла Биб­лио­тека Российской Академии Наук.

    В 1780-х гг. в Мо­ск­ве откры­та бес­плат­ная биб­лио­те­ка-чи­таль­ня Н. И. Но­ви­ко­ва. На доб­ро­воль­ные по­жерт­во­ва­ния ор­га­ни­зова­ны пуб­лич­ные биб­лио­те­ки в Ка­луге, Ту­ле и др. го­родах (в начале 19 в. они от­кры­ва­ют­ся повсе­ме­ст­но). При книж­ных ма­га­зи­нах и лав­ках соз­да­ются плат­ные (ком­мер­ческие) пуб­лич­ные «ка­би­не­ты для чте­ния», в кон­це ве­ка – пер­вые ком­мерческие биб­лио­те­ки (И. Х. Кей­зе­ра, В. С. Со­пи­ко­ва).

     В те­че­ние 18 в. библиофильство (со­би­ра­тель­ст­во книг) во­шло в мо­ду, скла­ды­ва­лись се­мей­ные книж­ные со­б­ра­ния, биб­лио­те­ки дво­рян­ских пан­сио­нов и др. Круп­ные лич­ные биб­лио­те­ки име­ли бли­жай­шие спод­виж­ни­ки Пет­ра I – кня­зья А. Д. Мен­ши­ков, Д. М. Го­ли­цын, фельд­мар­шал граф Б. П. Ше­ре­метев, граф Я. В. Брюс, эн­цик­ло­пе­дист и гос. дея­тель В. Н. Та­ти­щев, епи­скоп Фео­фан Про­ко­по­вич и др. Чтение, библиофильство и библиотечное дело успешно прижились на российской земле!

Естественное стремление цивилизованного чело­века: «Хочу все знать» или более скромное «Хочу знать необходимое» сталкивается, однако, с лавино­образным потоком литературы. На самом деле актив­но читающий человек может за свою жизнь прочесть 3—5 тыс. книг — есть классиче­ские произведения, есть любимые произведения, ко­торые перечитываешь не один раз, есть книги, обя­зательные по своей специальности, есть книги, кото­рые всегда нужны, есть, конечно, еще газеты и жур­налы. Среди задач работы библиотекарей — содействие читателям в выборе книг, видеть книгу в процессе ее общения с читателем, добиваться макси­мальной эффективности этого общения, помочь читателю быстро достать нужную, желанную книгу, такую книгу, которой удобно было бы пользоваться.

Книга, как стрела, может попасть в цель, но может и пролететь мимо. Если она не достигла читателя, она как бы и не состоялась.

     Библиотекари — это люди большой и сознательной любви к книге, к ее гумани­стической миссии. Они должны решать главную задачу современ­ной цивилизации — чтобы «Ношо sapiens» (человек разумный) стал еще и «Ношо sietins» (человек знающий).

Да здравствуют в нашем мире книги, их творцы – писатели и дарующие книгам долгую жизнь читатели!

В заключение предлагаем посмотреть на известных писателей с точки зрения обычного человека с увлечениями — вас и отгадать — какое хобби кому из авторов великих произведений принадлежит. Итак, поиграем…

При подготовки сценария были использованы следующие источники:

  1. Слово о книге: Афоризмы, изречения, литературные цитаты. / Составитель, автор предисловия и введений к главам Е.С. Лихтенштейн. – 4-е изд., доп. – Москва: Книга, 1984. – С. 352-440.
  2. https://www.culture.ru/materials/223370/neobychnye-khobbi-russkikh-pisatelei
  3. https://www.google.com/

2 комментария к “У писателя только и есть один учитель — сами читатели”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *