Очарованный Русью странник

«…Литературная деятельность Николая Семеновича [Лескова] была обильна и плодотворна; это был большой талант, показавший себя почти во всех родах литературы, в особенности ценятся высокохудожественные произведения, взятые им из быта нашего духовенства, до него еще не дотронутого. Он первый ввел в литературе повествования из этого быта, осветил его со всех сторон, дал нам верную и широкую картину жизни этого оригинального мира и с замечательным искусством представил характерные черты духовного сословия и благодаря его этим трудам сделано очень много для определения настоящего положение нашего духовенства.  Все его замечательные произведения отличаются глубоким и верным изучением быта, художественным изображением типов и мастерским описанием местных из жизни картин. Имя Николая Семеновича занимает одно из почетных видных мест в нашей литературе» – писал о нем А. П. Добрыв.

     БИЦ имени академика Д.С. Лихачева предлагает вашему вниманию небольшой набросок портрета одной книги писателя Н.С. Лескова – «Очарованного странника».

     «Громадное природное дарование Лескова, задержанное в развитии тенденциозной борьбой, заключало в себе искру Божьей правды, как и всякий настоящий талант.  Искра эта сидела внутри очень дюжего и грубого кремня, а Лесков, обозленный и истерзанный в самолюбии своем, как непризнанный талант и отвергнутый обществом деятель, еще и сам утолщал долгое время кремень этот, с мстительным усердием облепляя его далеко не целебными грязями.  Но Божия искра сильнее грязей и камня: в конце концов она выбилась на волю и засияла, а грязь и камень мало-помалу отваливались, как противный мусор. Лесков в последнем десятилетии своего творчества и Лесков шестидесятых и семидесятых годов — антиподы.  Вместо «Полного собрания сочинений Лескова» можно смело издавать два «Полных собрания сочинений» двух Лесковых, столь различных между собой, что в страдальческих чертах смущенного и раскаянного старика вы едва-едва находите сходство с былыми ухарем-наездником полемической беллетристики…» (А. В. Амфитеатров).

«Конечно, Лесков был стилист природный. Уже в первых своих произведениях он обнаруживает редкостные запасы словесного богатства. <…> Лесков принял в недра своей речи все, что сохранилось в народе от его стародавнего языка,… и пустил в дело с огромнейшим успехом.  Особенным богатством языка отличаются именно «Запечатленный ангел» и «Очарованный странник» (А. В. Амфитеатров).

Лесков много писал на околоцерковные темы, потому что это был мир, который он открыл. И одно дело отец Кириак в рассказе «На краю света», подвижник, истинно верующий, а другое дело какой-нибудь московский Филарет («Мелочи архиерейской жизни»), когда у него выезд с цугом, обеды, которые могут роскошью поспорить с царскими обедами, а до паствы ему нет никакого дела. Все очень конкретно, Лесков переписывался с многими иерархами церкви. Однако в конце жизни ему было близко толстовское протестантское отношение к церкви, причем началось это раньше, чем он познакомился с Толстым, уже в переписке с Иваном Аксаковым это есть.

В конце жизни Лесков увлекся стоицизмом, Марком Аврелием, Сенекой — это характерно для позднего периода, когда он стал думать о смерти. Это тема переписки с Толстым, его писем к сестре, родным — мысль о том, что надо себя готовить к смерти, что неумытым и неготовым туда переселиться нельзя. Про свою молодость Лесков откровенно говорил: «Я был дьявол» (он писал «аггел»). Так и есть: он был человеком страстным, яростным, полнокровным. Когда ему было сорок или пятьдесят лет, ему не нужно было это как-то философски обосновывать — жизнь требует своего, и он живет, как ему хочется, как он может, как получается. А в конце 1880-х, когда его в первый раз прихватило с грудной жабой, и последние пять лет жизни он стал искать утешения в книгах, философах, в переписке с Толстым. Для него это был вопрос жизни и смерти: как приготовить себя к самому главному событию в жизни — смерти. Отсюда и его вегетарианство, он стал вегетарианцем примерно с начала 1890-х.

            Произведения Николая Семеновича Лескова надо читать, чтобы лучше понимать русскую душу, свою душу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *